23:53 

Гонщики.

13 котов
Варнинг: жесть.
И неокончено.


Торговый центр был полон людьми. На верхнем этаже несколько ребят лет 6-7 играли в игровые автоматы.
- Ну, давай, быстрей, давай! – подзадоривал брата Люк.
- Сейчас… Да! – отвечал Брайан.
На экране гоночного автомата появилась заставка: «Вы выиграли гонку! Поздравляем!»
- Молодец!!
Братья весело смеялись. Наблюдавшая за ними девочка повернулась к папе и подергала его за рукав.
- Пааап! Можно мне поиграть?
- Отстань, - отмахнулся высокий мужчина плотного телосложения. Они стояли в очередь в кассу и он не собирался отвлекаться на всякие мелочи.
- Ну паааап!
- Нет, я сказал! – рявкнул он.
Девочка обиженно отвернулась, а потом еще раз посмотрела на веселящихся ребят.
Очередь двигалась медленно. Прошло десять минут, а кассирша отпустила всего троих. Девочка с завистью наблюдала, как мальчишки режутся в гонки.
- Ну пожалуйста… - тихо попросила она, решившись попробовать еще раз.
- Заткнись, Хэйли! – грубо оборвал ее отец.
Девочка вжала голову в плечи, испугавшись. Люди в очереди стали оглядываться на них, но мужчина сурово ловил чужие взгляды, и они поспешно отворачивались, не желая вмешиваться.
Через несколько минут Хэйли открыла глаза, обнаружив, что зажмурилась от страха. У нее перед носом оказался папин карман. Из него торчал кошелек. Несколько минут она смотрела на него в замешательстве, а затем подняла взгляд на отца. Он, нахмурившись, смотрел в сторону касс.
Девочка насупилась, а затем решилась. Ловким движением она вытащила у отца кошелек и вынула оттуда 50 центов – столько, она помнила, стоила одна поездка за автоматом. Затем она осторожно вернула кошелек на место. Отец как будто ничего не заметил.
Еще через 10 минут они, наконец, подошли к кассе. Суровый мужчина выложил продукты на ленту конвейера. Его обслужили, он быстро уложил все в пакеты и оглянулся взять Хэйли за руку… но девочки рядом не было.


- Хэй, Люк, ты проиграл девчонке! – смеялся Брайан.
Люк покраснел. Он смущенно повернулся к новенькой и сказал:
- Классно играешь. Сколько тебе лет?
- Пять! – довольно ответила девочка. Люк заметил, как восторженно горят у нее глаза. Заезд ей явно понравился.
- Играла когда-нибудь?
- Нет, первый раз, - Хэйли тоже смутилась.
- Да ты врешь! – воскликнул Брайан. – Не может такого быть!
Девочка смущенно пожала плечами.
- Придешь еще? – с надеждой спросил Люк, которому хотелось отыграться.
Хэйли собралась ответить, как почувствовала, что за спиной кто-то стоит. Очень большой человек. Она обернулась, предчувствуя беду, и оказалась права: это был отец.
Она с ужасом увидела, как яростно сжаты у него кулаки. Лицо его ничего не выражало, но челюсти были сильно стиснуты. Хэйли ощутила, как у нее по лицу потекли слезы. Она ничего не могла сказать, только беспомощно смотрела на него, оцепенев от страха. Братья с непониманием переглянулись.
- Хэйли, - сквозь зубы прорычал ее отец, - в машину. Быстро!
В конце фразы он сорвался на крик, и Хэйли побежала, окончательно испугавшись, желая оказаться от него как можно дальше.
Но отец догнал девочку, подхватил под мышку и понес на улицу.


Едва дверь в квартиру закрылась, как Хэйли и след простыл. Мартин решил не торопиться. Он прекрасно видел ее страх и решил помучать еще. Он медленно разложил продукты в холодильнике, а затем зашел в комнату. Топорщащуюся занавеску он заметил сразу. «Глупое место, чтобы прятаться, неужели она такая тупая», - со злобой подумал Мартин Маккой и шагнул к окну. Занавеска шевельнулась, и Мартин ловко ухватил девчонку за ногу. Не смотря на крик и слезы, он вытащил ее из-за шторы и поставил перед собой.
- Ты меня не послушалась! – презрительно бросил он. – Сейчас будешь наказана!
От его удара она упала на пол. Голова сразу заболела. Мартин нагнулся и продолжил бить ее, выкрикивая ругательства, давая волю сжигавшей его ярости. Хэйли пыталась сжаться в маленький комочек, закрыть голову руками, и основная часть ударов приходилась по рукам и спине. Девочка чувствовала, как удары жгут кожу, знала, что руки скоро будут красными, а ходить и сидеть несколько дней будет больно. Она не понимала, за что, ведь она просто хотела поиграть.
Внезапно все прекратилось. Хэйли, все еще сжавшаяся на полу, услышала звук пощечины и затем женский голос:
- Убери от нее руки!
«Мама», - поняла девочка.
- Мама! – выкрикнула она, отчаянно расплакавшись. Хэйли поднялась с пола и спряталась за нее, обхватив мамины ноги, уткнувшись в них носом.
- Она ребенок! Ты ее бить не будешь! – твердо сказала мама.
- Твоя дочь сегодня украла у меня деньги! – заявил Мартин.
- Она и твоя дочь тоже! Что ты ей опять запретил?!
- Эта дрянь хотела играть в гонки!
- И что в этом плохого? – иронично спросила ма. - Ты что, не мог дать ребенку пятьдесят центов на гонки? Ты настолько нищий?
- Заткнись! – он сорвался на визг и ударил ее. Мама отлетела к шкафу и ударилась о дверцу. Затем она медленно сползла на пол и затихла.
Мартин замолчал. Он перевернул ее лицом вверх и понял, что жена напоролась на гвозь, торчащий из дверцы. Она давно просила его забить гвоздь, но он ленился. А сейчас из ее глаза вытекала струйка крови. Как во сне, не осознавая происшедшее, он попятился.
- Мама! – раздался отчаянный крик, и девочка бросилась к ней. – Нет! Нет… Пожалуйста, пожалуйста… Мама!
Мартин перевел невидящий взгляд с матери на дочь. На его лице появилось суровое выражение.


Похороны в семействе Маккоев проходили в узком кругу. Гостей было немного: Мартин, его дочь Хэйли, мать его жены Сьюзан и Георг, ее муж, и, наконец, младший брат жены, Том.
- Ты была прекрасной женой и любящей матерью, - говорил Мартин, стоя над могилой. – Мы будем всегда тебя помнить и скорбеть. Хэйли, - оглянулся он, - подойди, попрощайся с мамой.
Девочка не шелохнулась. Сьюзан взглянула на внучку.
- Хэйли, - повторил Мартин, начиная злиться.
Девочка подняла глаза и посмотрела ему прямо в лицо. По ее щекам текли слезы, но в глазах стояла такая решимость, что впервые в жизни Мартину Маккою стало по-настоящему страшно.
- Ты убил ее, - четко сказала Хэйли. – Сволочь! Это ты ее убил! Ты убил ее! Ты маму убил, сволочь!
Она бросила на него с кулаками, не переставая кричать; Мартин подхватил ее и поспешно зажал девочке рот. Но Сьюзан уже стояла рядом и смотрела на него, внимательно, взглядом хищницы. Она всегда была уверенной в себе, сильной женщиной, и Мартин нервно сглотнул.
- Она ребенок, - попытался оправдаться он. – Она не понимает, что происходит. Она не понимает ничего. Я ее не убивал, это был несчастный случай!
- Надеюсь, что так, - угрожающе сказала Сьюзан и посмотрела на плачущую внучку. – Иначе ты труп.
Девочка затихла. Она больше не плакала, во все глаза глядя на бабушку. Сьюзана опасно улыбнулась.
- Буду наблюдать за вами, Мартин, - бросила она, уходя.


***

Хэйли стояла перед зеркалом, рассматривая свое лицо. Синяк никак не хотел проходить. Впрочем, однокурсники элитной школы, в которую определил ее отец, больше не задавали дурацких вопросов – особенно после того, как она отправила нескольких смеявшихся над ней ребят в нокаут. «Когда-нибудь я стану достаточно сильной, - думала она, упрямо сжимая зубы и кулаки. – Однажды ты больше не сможешь до меня добраться».

***

Встречи с бабушкой были редкостью, но Хэйли очень ее любила. Однажды, когда ей было 12, отец оставил Хэйли у них на целую неделю, и девочке удалось наконец-то нормально выспаться. Она просыпалась в час дня, садилась за стол, где уже ждали пирожки и суп, и бутерброды с ветчиной, и еще вкуснейший малиновый сироп, приготовленный дедушкой. Сьюзан ласково смотрела на внучку, а затем, когда та заканчивала завтрак, уводила к себе в комнату, сажала рядом и разговаривала.
- Ты должна быть сильной, - говорила она. – В жизни себя придется защищать, и не раз и не два, а каждый день. Умей дать сдачи. Когда перед тобой закроется дверь, умей найти другую. Учись прилежно! Знания дают преимущества. Будь сильной, девочка.
И Хэйли запомнила каждое ее слово. По утрам она стала делать зарядку и пробежку, по вечерам занималась на тренажерах, днем запоем читала книги и делала домашние задания. Отец почти все время проводил на работе, и она этому радовалась. Когда Хэйли была маленькой, она должна была успеть приготовить ему еду, постирать и погладить рубашки до школы; но когда отец стал директором своей фирмы, он нанял прислугу, и у Хэйли появилось свободное время. Она много читала и постоянно тренировалась, и учителя хвалили ее, удивляясь быстрым успехам, называя девочку гением. Отец криво усмехался и бросал, что наверно ей помогают мальчишки: он не верил, что женщины хоть на что-то способны. Но Хэйли было наплевать. Она собиралась стать сильной, очень сильной. Вот только жаль, что друзей у нее совсем не было.


***

- Привет, Хэйли! – весело отозвался Том, заметив входящую в гараж девушку. Сегодня племянница была с волосами рыжего цвета, в кожаной куртке и рваных синих джинсах, которые очень ей шли. Каблуки простучали по кафелю, и Том на мгновение заслушался невольной мелодией. Хэйли помахала ему рукой, возвращая к реальности. – Хочешь составить мне компанию? Я сегодня собираю вот эту крошку.
«Крошкой» Том назвал мощный Харлей, вокруг которого лежало десятка два красивых деталей и еще столько же инструментов.
- С удовольствием, дядя, - Хэйли села на высокий стул, который Том в свое время утащил из ближнего бара, и по-кошачьи потянулась.
- Тогда врубай музыку!
И Хэйли нажала на кнопку. Под аккорды рока и несколько банок пива они собрали самый красивый мотоцикл из всех, которые когда-либо видела девушка.
- Хочешь покататься? – озорно спросил Том.
- Конечно!
- Тогда бери на вечер. Но чтобы к утру он был здесь и в одном куске!
- Спасибо, дядя! – просияла Хэйли. – Ты чудо!
Том расплылся в довольной улыбке.

Чемпионат по мотогонкам начинался в 23:00. Хэйли приехала туда за полчаса до начала и успела покрутиться у стойки, выпить еще пару коктейлей и записаться на последний заезд – в нем участвовал ежегодный чемпион турнира, Люк Джексон.
Она наблюдала за ним. Напряжен, сосредоточенно что-то подкручивал. Он еще не знал, что его сегодня – как, черт возьми, и десять лет назад – обойдет молодая девчонка. Ей нужна эта победа, нужно заявить о себе и заработать первые деньги. И она это сделает, ведь, в конце концов, она Маккой.
Хэйли дала несколько баксов проходившему мимо парню, чтобы отвлек Люка, а сама пробралась к его Хонде. «Очень красивая машина, - подумала она, ласково погладив мотоцикл. – Жаль, что придется немного испортить». С этими мыслями она нагнулась и ослабила винты на сцеплении и тормозах. О том, что может случиться с чемпионом, девушка не думала. Ведь он всегда так удачлив.
Заезд получился очень напряженным. Люк почти обошел ее, когда на последнем повороте не справился с управлением и вылетел в кювет. Хэйли пришла первой, забрала деньги, стала чемпионом, и легко потверждала титул следующие два года.
А Люк Джексон получил протез правой руки и навсегда распрощался с мотоспортом.


Ночью после победы Хэйли приснился сон. На город наползала черная пелена, в которой растворялись дома, люди, пространство и время; каркали вороны, кружили стаей вокруг нее. Девушка смотрела вверх и чувствовала оцепеняющий ужас, как в детстве. Она ничего не могла поделать, ни убежать, ни справиться - только смотреть, как весь мир пожирала тьма. И вот Тьма добралась до нее, погрузила в душу когти и пропитала изнутри. И тогда Хэйли Маккой проснулась от собственного крика.


***

Хэйли пришла в себя в полутемном подвале. Сверху капала вода, слышался писк крыс, а руки у нее были привязаны к спинке стула, на котором она сидела.
- Очень жаль, Маккой, - послышался мужской голос из-за стенки. – Я думал, твоя дочь значит для тебя больше. А ты все тот же скряга. Что ж, придется ее убить. Если, конечно, ты не передумаешь…
Хэйли почувствовала, как по спине потек пот. Ее похитили! Похитили и вымогают выкуп, а отец… О черт! Хэйли застонала. Отец не дал за нее ни копейки.
Дверь открылась, и в комнату зашел мужчина. Хэйли посмотрела на него со страхом. Он был высокий, в сером костюме, на лице застыло злое упрямое выражение. Хэйли видела похожее у отца, перед тем, как тот начинал ее бить.
Мужчина достал из-за пояса пистолет и двинулся в ее сторону. Понимая, что счет идет на секунды, Хэйли быстро заговорила:
- Я могу быть вам полезна! Я сделаю все, что вы скажете… все… - Она развела ноги в стороны, жалея, что на ней брюки, а не юбка.
Мужчина взвел курок и направил на нее дуло.
- Нет, пожалуйста… - она зажмурилась и отвернулась. – Все, что хотите… Пожалуйста…
Прошло несколько минут. Он слушал ее дыхание, смотрел как стекают капли пота с гладкой шеи в ямочку между ключицами. Как тяжело поднимается и опускается небольшая упругая грудь, как за накаченным прессом угадывается спортивная фигура. Ноги, длинные и стройные, которые хорошо бы смотрелись у него на плечах… Бандит с интересом обвел все взглядом, а затем убрал пистолет в кобуру.
- Что ж, пожалуй, ты можешь пригодиться. На сегодня, - сказал он, и Хэйли со страхом открыла глаза.
Он подошел и погладил ее по щеке, от этого прикосновения девушка вздрогнула.
- Сколько тебе лет? – спросил он.
- Семнадцать… - ответила Хэйли, слыша, как стучит в ушах собственный пульс.
- Отлично. Самый сок, - он усмехнулся. – Что ж, поскольку твой отец не хочет платить, заплатишь ты.
Он развязал ей руки и провел в другую комнату. Хэйли не сопротивлялась. Она старалась не думать о том, что это ее первый раз с мужчиной. Только ругала себя, что не потеряла девственность раньше, при других обстоятельствах, с другим.
Она старалась доставить ему удовольствие, и он довольно потрепал ее по щеке, когда все закончилось.
- А ты и впрямь ничего, даром что новичок, - сказал он, поднимаясь и одеваясь.
Затем бандит открыл дверь, и в комнату зашли четверо или пятеро мужчин. Хэйли попыталась прикрыться простыней.
- Мне надо уезжать, детка, - подмигнул он Хэйли. – Но ты будь с ними поласковее.
Вокруг раздался смех, и бандит ушел, закрыв за собой дверь.


В три часа ночи Маккой, злой, как черт, поплелся к двери – и застыл, увидев на пороге Хэйли. Он думал, что с ней покончено. Девчонка лежала в коридоре в луже крови, на ней была мужская одежда на несколько размеров больше.
- Хэйли, - позвал он и подошел ближе.
Она шевельнулась от его голоса, будто от удара, и резко села. В ее руке блеснул пистолет, и Мартин отшатнулся.
- Не советую ко мне приближаться, - громко и презрительно сказала она. – Ублюдок.
- Но как..? – он потрясенно отшатнулся, косясь на оружие.
Она медленно встала, опираясь не стену и оставляя на ней кровавый след.
- Это было трудно. Но они мертвы, все. Все, кроме того. Одного. Первого, - Хэйли путалась в словах, ее пошатывало. – Уйди с моей дороги! – неожиданно рявкнула она, и в ее крике Мартину послышался свой собственный голос. Он пораженно отошел, и Хэйли прошла мимо него, продолжая держать отца на мушке.

Зайдя в комнату, Хэйли неожиданно почувствовала удовлетворение. Ей удалось отогнать от себя отца. Она наконец-то стала достаточно сильной! Это было очень приятное чувство, и она, расплывшись в безумной кошачьей улыбке, спрятала пистолет за ремень брюк.
Она собрала вещи быстро, поскольку о побеге из дома думала уже давно. Уехать нужно было подальше, потому что тот, первый, стал бы ее искать, обнаружив полную комнату трупов своих людей. Многократное изнасилование все еще стояло у нее перед глазами, но Хэйли запетила себе сейчас о нем думать. Слишком многое нужно сделать, и трезвый ум – единственное, что могло ей помочь.
Она с удовольствием бы ограбила отца напоследок, но кредитные карты слишком легко отследить. Хэйли вспомнила, что в его комнате есть сейф с наличными. Она быстро пробралась туда, легко взломала замок и достала деньги. Сумма ей понравилась, и она спрятала ее в сумку. Затем вновь достала пистолет и, не встретив по дороге никого, вышла из дома и поехала на вокзал.

***

Брайан Джонсон искал ее уже много лет, и вот наконец-то нашел. Она не узнала его. Он приближался к ней осторожно, сначала стал членом банды, потом быстро прошел вверх по карьерной лестнице контрабандиста. Агент под прикрытием должен уметь втираться в доверие и быстро добиваться целей, и его начальник в банде, тупой сукин сын Крейг, очень быстро провел своего протеже до самого верха. И там он, наконец, добрался до нее. До Хэйли Маккензи. В прошлом Хэйли Маккой.
Он ведь узнал, что это она подкрутила мотоцикл его брата, когда он лишился руки; еще тогда узнал, но не смог доказать. Он шел за ней по пятам несколько лет, ожидая, когда она вновь кого-нибудь покалечит и оступится, и когда девушка внезапно пропала, не находил себе места. Он с одержимостью сумасшедшего принялся ее искать, поступил в академию полиции, попал в убойный отдел, добрался до баз данных – и наконец-то вычислил ее, узнал на фото и убедился, что она сменила фамилию на фамилию матери.
Уехав из мегаполиса, Хэйли – уже Маккензи - начала заниматься контрабандой. Она легко находила оружие, покупателей, провела несколько блестящих операций по доставке партий в «горячие точки», и довольно быстро стала правой рукой всесильного дона мафии, Шелдона Гибса. Брайан считал, что они стали любовниками, не смотря на разницу в возрасте: на момент, когда Хэйли стала замом Гибса, ей было 24, ему – 55. Почти в два раза старше девушки, Гибс стал ей надежной защитой. Он вытаскивал ее из тюрьмы, когда она все-таки – стараниями Брайана - попадалась, он дарил ей дома и дорогие машины, купал в роскоши и при каждом удобном случае хвалил при деловых партнерах ее ум и тело. Хэйли исполняла для него все, от проверки контейнеров с новым оружием до уничтожения полицейских шпионов. В определенных кругах начали поговаривать, что следующим доном может стать эта умная девчонка. Ее боялись не меньше Гибса.
Он втерся к ней в доверие. Это было трудно, но все-таки получилось. Он хотел быть рядом, слышать каждый вздох, чтобы упрятать ее настолько далеко, насколько возможно. Ненависть доходила до краев, но он не позволял себе ее показывать.

@темы: мои рассказы, незаконченное

URL
   

Черновик

главная